Зареченская Ярмарка.
Текущий выпуск: №44 (вышел 10 дней назад).
Полная версия сайта.

 Длинные | Обсуждаемые | Популярные

Сказка с несчастливым концом

Статья из №44 от 04 ноября 2019 г.
Сказка с несчастливым концом

Порой реальные истории зареченцев больше похожи на сказку, печальную и поучительную. К сожалению, конец у таких сказок совсем не сказочный, как и в следующей судебной истории.

Алёна АРХИПОВА

Жили-были в одной квартире 60-летний Тихон Свистунов* и 58-летняя Елена Прунина*. Познакомились они лет десять назад, решили жить вместе в квартире Елены. В 2016 году узаконили свои отношения. И тут Прунина сильно заболела: сломала в четырёх местах руку, а потом её и вовсе разбил паралич - полгода провела, лёжа в постели. Тихон тоже был нездоров: страдал небольшим психическим расстройством - становился агрессивным, если крепко выпивал. Также лечился от алкоголизма, состоял на учёте у врача-нарколога. Несмотря на свои недостатки, «свою Леночку» мужчина очень любил и во всём её слушался. Он заботился о ней, когда та болела, покупал лекарства, оплачивал коммунальные услуги, сделал в квартире ремонт - благо, что была постоянная халтура, и деньги у Тихона водились. В 2017 году Прунина, чтобы получать повышенное социальное пособие как одинокий человек, настояла на разводе. Пенсионеры оформили фиктивный развод, но продолжали жить вместе, вели совместное хозяйство.

В 2018 году женщина скончалась. Через несколько дней после похорон в квартиру Елены постучалась наследница - родная внучка Пруниной Людмила Силантьева*. Тихон горевал, постоянно пил после похорон и в тот день тоже. Поговорить с ним по-деловому Людмиле не удалось. Она знала, что идти деду больше некуда, поэтому разрешила ему пожить в квартире бабушки, пока сама не вступит в права наследования. А ещё решила разделить с ним пополам деньги - 600 000 рублей, накопленные Пруниной при жизни, всё-таки Тихон ухаживал за её родственницей. Снимал средства со счёта Свистунов, поэтому Силантьева написала пожилому мужчине расписку, что она «получила от Тихона Свистунова денежные средства в размере 300 000 рублей безвозвратно». Он поставил в расписке свою подпись. Правда, мужчина почему-то решил, что он таким образом договорился с Людмилой о следующем: как только внучка получит наследство, она оформит на него долю в квартире бабушки. Силантьева вступила в права наследования, но долю в квартире отдавать Тихону не собиралась. Тогда он направил внучке претензию, чтобы та вернула взятые у него деньги. От возврата трёхсот тысяч Людмила тоже уклонилась. Свистунов пошёл в суд.

В исковом заявлении Тихон Свистунов сообщал, что жил в квартире своей бывшей жены долгое время, вёл там хозяйство, делал ремонт, оплачивал коммуналку. Уверял, что в 2017 году его брак с Пруниной был расторгнут фиктивно - они продолжали жить вместе, он ухаживал за больной женщиной до самого конца. Супруга умерла, и он до сих пор проживает в её квартире. Единственной наследницей Елены является её внучка Людмила Силантьева. Так как другого пригодного для проживания жилого помещения у него нет, он договорился с девушкой, что отдаёт ей 300 000 рублей, а та, приняв наследство, оформляет на него долю в указанной квартире. Сейчас внучка оформлять на него половину квартиры отказывается, деньги не возвращает. Тихон настаивал, что является пожилым человеком, имеет психологическое расстройство, на момент совершения сделки находился в алкогольном опьянении, в психологически сложном состоянии после смерти любимой женщины. Именно поэтому он не мог проконтролировать правильность составления расписки, сей договор подписал под влиянием заблуждения и был обманут Силантьевой. На самом же деле дарить свои кровно заработанные 300 000 рублей он наследнице не собирался, а полагал, что приобретает долю в квартире. На данных основаниях он просил суд признать договор дарения денежных средств недействительным и обязать Людмилу вернуть ему 300 тысяч.

Ответчица требований истца не признала. Она пояснила, что по расписке ей были переданы деньги, снятые Свистуновым по доверенности со счёта Пруниной, всего 600 000 рублей. По устной договорённости они с Тихоном решили эти деньги поделить поровну. В момент составления расписки Свистунов всё понимал, находился в адекватном состоянии. Оформлять на него право собственности на долю в квартире Людмила не собиралась, только разрешила пожить в ней до того момента, пока не вступит в право наследования. Далее он должен был выехать.

Заречный районный суд (судья Юлия Букатина) пришёл к следующему. Оспаривая заключённый договор (расписку), истец настаивал на факте своего заблуждения относительно природы сделки. Вместе с тем в судебном заседании установлено: Силантьева оформила расписку о том, что она получила деньги от Свистунова безвозвратно. Расписка подписана обеими сторонами. При этом документ не содержит никаких условий, свидетельствующих о возмездном характере сделки, в частности, о предоставлении со стороны Людмилы каких-либо прав и преимуществ взамен взятых денег. Также в материалах дела есть сведения о том, что истец до данного судебного разбирательства обращался к нотариусу города Заречного с заявлением о приостановлении выдачи свидетельства о праве на наследство. Он обращался и в суд с исковым заявлением к Силантьевой о разделе наследственного имущества, оставшегося после смерти Пруниной. Также Свистунов через суд требовал от отдела ЗАГС города Заречного аннулировать запись о разводе. Решением Заречного районного суда и апелляционным определением Свердловского областного суда гражданину было отказано. Такое поведение истца, который фактически неоднократно принимал попытки притязаний на имущество умершей Елены Пруниной без надлежащих к тому правовых оснований, опровергает его доводы о том, что он не понимал содержание оформляемой расписки и заблуждался относительно природы совершаемой сделки. Суд критически отнёсся к доводам истца о том, что, передавая деньги ответчику, он полагал, что таким образом приобретает долю в праве собственности на жилое помещение. Указанное выше активное поведение мужчины в доказывании своих прав свидетельствует о другом: он не мог не знать, что доля в праве собственности на жилое помещение приобретается на основании договора купли-продажи или иной сделки, либо в порядке наследования. А право собственности на квартиру подлежит государственной регистрации.

В результате в удовлетворении исковых требований Свистунова к Силантьевой было отказано. Свердловский областной суд, куда истец обратился с апелляционной жалобой, решение Заречного районного суда оставил без изменения.

*Персональные данные изменены.

Оригинал статьи на zar-yarmarka.ru
0 комментариев
Просмотров: 5

Назад